Интервью для MINI (2006)

Внешне она кажется хрупкой и беззащитной. Но на самом деле цельная и поразительно сильная. Ирина Миронова точно знает, чего хочет от жизни. Привыкла рисковать и доказывать, что может все. Она ничего не боится. Разве только начать мыслить стереотипно.

(MINI, 2006 г.)

МINI: Говорят, у вас на съемочной площадке фантастический порядок. 
Ирина Миронова: Сейчас порядок. Но когда я только начинала руководить мужчинами и училась быть хозяйкой на съемочной площадке, приходилось тяжело. Ужасно тяжело. Не знала, как подчинить такое количество мужчин. Перепробовала все плохие методы: крик, мат, истерики. Напрасно! Ситуация изменилась, когда мужчины - моя постоянная команда - зауважали меня как режиссера, оценили, какие хорошие клипы у нас получаются. Сегодня я говорю вкрадчиво, и все меня внимательно слушают. 
МINI: То есть мужчины уже готовы признать право лидерства за женщинами? 
ИМ: Даже в моем случае я не могу сказать, что это случилось. В ближайшее время матриархат нам не светит. Выходя со съемочной площадки, я, как Золушка, сбежавшая с бала, оказываюсь в старом платье, превращаюсь в обычную женщину, на которую все мужчины смотрят свысока. В быту нам приходится прилагать больше усилий, чем мужчинам. К примеру, моему мужу, чтобы обратить на себя внимание и добиться цели, достаточно громко об этом заявить - и люди тут же начинают суетиться. Чтобы оттяпать такую же долю внимания, я вынуждена произнести гораздо больше слов, дольше улыбаться, даже выказывать недовольство. 
МINI: В бизнесе так же? 
ИМ: В бизнесе все гораздо хуже. Женщинам меньше доверяют и больше требуют. Иногда я завидую толстым лысым режиссерам. Мне кажется, им достаточно представиться, кряхтя сложить на животе руки, и любой бизнесмен немедленно с уважением закивает: "Да-а, режиссер пришел" - и откроет кошелек. Когда же я представляюсь режиссером... Вот типичный пример. Я впитываю любую информацию о своей профессии. Сама себе устраиваю выездные семинары в разные страны - знакомлюсь с работами других студий продакшн. И вот мы заходим в одну такую студию в Лос-Анджелесе. Мой муж громко здоровается - все внимание на него, а я как хвостик плетусь сзади: маленькая, как всегда в рваных джинсах и маячке. "Это моя жена, она режиссер". Мужчины с большими животами произносят "угу" и вновь сосредотачивают внимание на Мише. До того момента, пока я не поставила диск со своими клипами. После просмотра все развернулись в мою сторону и больше уже не отворачивались. Правда, все никак не могли поверить, как "такое маленькое существо женского пола могло все это снять". Но поскольку со мной был авторитетный мужчина, который подтвердил мою правоту, им пришлось поверить. 
МINI: Как удалось воспитать такой сильный характер? Спортивная гимнастика или сыграл роль факультет космонавтики? 
ИМ: Настоящий спорт - это страшно. Спорт из любой женщины может сделать мужчину. Это же военная структура с садомазохистским уклоном. Не представляю, почему мама решила отдать меня в 5 лет в гимнастику. До 10 лет я знала только две дороги: до спортивной и обычной школы. Больше ничего - ни двора, ни игрушек. Но не зря говорят: все, что нас не убивает, делает сильнее. 
МINI: А телевидение оказало влияние? Во многих интервью вы говорили, что это трудная школа. 
ИМ: ТВ - это тысячи людей, дикая конкуренция и круговорот взаимозамещений. Сначала я ничего не умела: резала бутерброды и глазела, как снимаются заурядные передачки. И как-то неожиданно оказалась около камеры. "Снимешь сама?" - "Сниму". Я заняла чье-то место, а кто-то другой стал резать бутерброды. На телевидении часто меняются местами. Поэтому сотрудники просто вынуждены толкаться локтями и портить друг другу жизнь. Мне такая атмосфера противопоказана. Я могу долго терпеть, локти прижимать, но потом как размахнусь... Чтобы никого случайно не обидеть, я быстро ушла в свободное плавание. 
МINI: Говорят, первый свой клип Андрею Губину вы тоже сняли "неожиданно". Он полушутя спросил: "Клип снять можешь?" - и вы ответили: "Конечно". 
ИМ: Практически все так и было. Мне нравится поддаваться на провокации. Это бодрит: доказать себе что-то и себя же за это немножко поуважать. Такая санитарная профилактика амбиций. 
МINI: Когда вы уходили с ТВ, были такие, кто отговаривал или не верил, что все получится? 
ИМ: Ну, вслед ничего злобного не говорили. Но то, что в меня никто не верил, - это точно. А вскоре появились и противники. Звонили коллеги по цеху и настоятельно рекомендовали: "Не лезь не в свое дело". Так сложилось, что после нескольких удачных роликов произошло молниеносное перераспределение заказчиков - многие захотели снимать клипы у меня. И не всем это понравилось. 
МINI: Сегодня вы модный клипмейкер и, наверное, сами выбираете заказчиков, а в начале карьеры не могли никому отказать? 
ИМ: Как раз наоборот, раньше больше отказывала: "Мне не нравится ваша песня. Извините, лучше ко мне не обращайтесь". Легко отказывать посторонним людям. А вот сейчас не могу - некрасиво игнорировать просьбы друзей. 
МINI: Но если вам не нравится музыка или клип просит снять никому не известная группа? 
ИМ: Какое-то время назад я решила для себя проблему музыкальных симпатий. Я подсчитала: если буду снимать только на музыку, которая мне нравится, получится один ролик в три года. Грустно. Поэтому я приняла волевое решение - научиться абстрагироваться. Я просто безумно люблю снимать. Есть даже анекдот, который можно применить ко мне. Летит сексуальный маньяк. Стюардесса просит его заполнить декларацию. В графе sех он старательно пишет: 6-7 раз в день. Стюардесса поясняет: "Вы неверно поняли. Здесь надо указать пол - женский или мужской". На что он отвечает: "А, ну это все равно". Вот и мне все равно. Это, кстати, в свое время не поняла Земфира. Она считала, что мне не стоит снимать клипы на популярную музыку. Для меня же главное - не категория, а чтобы был ритм для склеек при монтаже. Я музыку не слушаю, а смотрю. 
МINI: При такой занятости успеваете читать, смотреть кино? 
ИМ: В детстве много читала. А сейчас только кино смотрю. Я вообще кино-маньячка. У нас спутниковая тарелка с несколькими кино-каналами, и если я нахожусь дома, эти каналы не выключаются. Нет новостей, нет мультфильмов, нет спорта - только кино. 
МINI: В кинофильмах подглядываете какие-то образы, приемы, схемы освещения? 
ИМ: Я не просто подглядываю - учу наизусть. Нажимаю на "паузу", проматываю вперед, назад, по кадрам, ускоренно. Съемки - это механика, ее нужно выучить. Не знаешь, как все устроено - грош цена твоим фантазиям. 
МINI: В России женщин-режиссеров крайне мало. За границей аналогичное положение вещей? 
ИМ: В том мире все топовые режиссеры - мужчины. Женское имя в этом списке - большая редкость. Но сейчас радует София Коппола. Правда, там совсем другая история - династия. Думаю, ей было немного проще. Но она молодец - хороший режиссер. Смотрю два ее фильма и слезами обливаюсь. Из моего отснятого для разных клипов материала можно смонтировать (я даже подсчитала) шесть таких. 
МINI: А почему у нас практически нет женщин-режиссеров? Мужской мир не пускает? 
ИМ: Нет никакой стены. Смешки в спину - это не стена. Мне кажется, российское кино вообще мужское. Военная тема у нас качественно освоена (Сергей Бондарчук, Петр Тодоровский), как и депрессивно-национальная (Тарковский). Женщины со своими мелкими бытовыми штучками-дрючками не убеждают. Российские режиссерши могли бы создать европейский кино-филиал под кружевным флагом Ренаты Литвиновой, на котором губной помадой написан девиз: "Хочу любить, хочу страдать". Мне не нравится, что я не понимаю, какое оно, российское кино. Знаю индийское кино, японское, испанское, голливудское, теперь еще мексиканское - мое любимое в последнее время. Несмотря на сегодняшний бурный рост отечественной киноиндустрии, российское кино представляется мне римейком на себя же. Круговорот в аквариуме. Может, это наследие наших киношкол, которое давит на режиссерское мышление, застилает взгляд в будущее?.. 
МINI: Видимо, сегодня не жалеете, что когда-то не поступили на режиссерский факультет ВГИКа? 
ИМ: Я очень боюсь любых стереотипов. Не хочу стать стереотипной женой, стереотипной мамой, стереотипным клипмейкером. Может быть, поэтому стараюсь саму себя перехитрить и сделать что-то новое, чего не делала раньше. Сама чувствую: это и плохо, и хорошо. С одной стороны, как режиссер я получаю безграничное количество возможностей. Но непредсказуемость пугает заказчиков. Один известный клипмейкер сказал, что клиент хочет получить то, что знает и ожидает. Но именно этого я и боюсь. Боюсь превратиться в трафарет для многократного использования. 
МINI: Долго приходится убеждать клиентов, что вы сделаете не то, что они ожидают? Как, например, Алла Борисовна отреагировала, ведь вы сняли ей 7 клипов? 
ИМ: Некоторые мои клиенты сами поддерживают такую позицию. С ними я быстро нахожу понимание. На первую встречу с Аллой Борисовной я пришла лохматая, в рваных джинсах, рваном свитере - вся такая альтернативная. В тот период я такой и была и подумала: не стоит себя приукрашивать. Когда Пугачева меня увидела, сказала: "Вот ты какая, Миронова. Прямо как я в молодости - такая же лохматая". И все. Сразу приняла меня. (Ирина минуту молчит, что-то вспоминает. Улыбается своим мыслям и продолжает.) Она может вдруг позвонить: "Мир-р-ронова, ну приезжай ко мне в гости". Конечно, мне хочется с ней поболтать, но я на съемках, я не могу: "Алла Борисовна, давайте завтра перезвоню". Она надуется: "Ну, Миронова, преда-а-ательница". Я бесконечно вежливо и уважительно к ней отношусь, но у нас короткая дистанция - очень приятная для общения. Конечно, на первом клипе она пыталась рассказать свой сценарий. Но я сразу ответила: "Если вы хотите, чтобы я делала клип, обо всем забудьте и доверьтесь мне". Она подумала минуту: "Уверена, что сможешь?" - "Да!" - "Ну, хорошо". 
МINI: Вам в очередной раз бросили вызов, и вы, не задумываясь его приняли? 
ИМ: По сути, мы обе рисковали. Пугачева увидела во мне такого же психа, как она сама, и ей было забавно наблюдать за мной. Она понимала: я не расслаблюсь, и надеялась, что выдержу удар. Я выдержала. 
МINI:С кем еще интересно работать на площадке? 
ИМ: Интерес к съемкам никак не связан с интересом к исполнителю. Многие заказчики хотят сами участвовать в процессе, советуют. Но я этого не люблю. Даже если ошибусь, все равно получится лучше, чем они предлагали. Проверено. У меня же опыт! Я занимаюсь съемками каждый день, думаю о них постоянно - это нельзя игнорировать или недооценивать. Этим надо пользоваться! 
МINI: В других интервью вы не раз говорили, что планируете снимать большое кино... 
ИМ: Болезненная тема. (Долго молчит. Смотрит в сторону.) Я точно сниму кино! Но мне бы не хотелось, чтобы это была какая-то проба дебютантки. Я уже отказалась от нескольких сценариев, которые мне предлагали крупные отечественные кинокомпании. Как отказалась и от написанного мною же сценария, за который взялась было другая кинокомпания... Сегодня я предъявляю к себе завышенные требования. В уме я сняла столько хороших фильмов, что наяву уже не могу позволить себе неудачное кино. Поэтому сейчас на эту тему больше говорить не будем. 
МINI: Тогда про "другое" кино. Три года назад вы снимали собственные роды. Кто в вас в тот момент говорил: мама, которая хотела заснять этот важный момент, или режиссер? 
ИМ: К большому сожалению, и тогда, и сейчас во мне чаще говорит режиссер. И, конечно, мое решение снимать роды было очень эгоистичным. Я не думала о том, что когда-то покажу кадры Даше. Я это делала для фильма - надеюсь, этот материал будет использован... А еще относительно недавно я получила и другой опыт, связанный с семейной жизнью, когда обманом выпросила у мужа расписку: он разрешает мне сделать то, что я хочу. Целую неделю он сопротивлялся, но в итоге, не зная, что будет дальше, написал разрешение. Эта расписка дала мне возможность взять с собой в недельный отпуск в Италию оператора. Он по 18 часов в день снимал нашу жизнь - все нюансы общения семейной пары, которая имеет большую амплитуду эмоций. Первые два дня мы косились, понимая, что не одни. Но на третий это прошло. Оператора я заранее просила молчать и ни при каких условиях не вступать с нами в диалог. И мы действительно привыкли к камере. 
МINI: Остались довольны отснятым материалом? 
ИМ: Да. Мой муж потом сказал огромное спасибо за этот опыт. Мы вместе смотрели материал - оказывается, очень полезно увидеть себя со стороны. Как выглядит наше нежное общение, как мы ведем себя, когда чем-то недовольны, как реагируем в сложной ситуации, кто кому помогает. Когда можешь посмотреть на себя со стороны, становится все очевидно. Так очевидно не бывает, когда ты внутри ситуации. Понимаю, это был эгоистичный поступок. Режиссерский. Но так интересно подглядеть за собой! 
МINI: Получается, вы и дома сильная и лидирующая? ИМ: Я бы хотела быть слабой. Чтобы обо мне заботились, холили и лелеяли. Может, муж был бы и рад, если бы я была слабенькой, дурочкой. Хотя он с удовольствием пользуется всеми моими сильными сторонами. В нашей семье многие решения принимаются мной. Причем я всегда решаю быстро - пока момент не ушел, жизнь не ушла. А Миша - хороший реализатор моих планов. 
МINI: Такая радикальная смена имиджа тоже из быстро принятых решений? 
ИМ: У меня все решения быстрые, но при этом долгосрочной выдержки. Видимо, когда-то я внутри себя много "строила": вот хочу такой дом, такую семью, такую прическу, снять такой клип... Все это сидит во мне. И приходит момент, когда замысел должен реализоваться немедленно. Иначе будет поздно. Себя я давно представляла лысой, и в мыслях новый образ мне нравился. 
МINI: И что сказал ваш стилист, когда вы сообщили, как решили подстричься? 
ИМ: Мой мастер сказал только одно: "Поскольку череп хорошей формы, а ты псих - тебе пойдет". 
МINI: Как бы вы сами назвали ваш имидж? 
ИМ: Гламурная провокация. Если честно, я чувствую себя комфортно в разной одежде. Единственное, должна быть уверена, что эта одежда соответствует ситуации. Самое нелепое - ощущать себя не в своей тарелке, когда ты неправильно используешь стиль одежды. 
МINI: Что является неотъемлемой частью вашего гардероба? 
ИМ: Рваные джинсы, но это не значит, что я фанатичная их сторонница. В последнее время полюбила юбочки, туфельки, гольфики, бантики... Приятно все перемешивать, использовать предметы не по назначению, но чтобы они оказывались к месту. 
МINI: А по брендам есть предпочтения? 
ИМ: Бренды - это что-то дорогое? Я предпочитаю носить дорогие вещи. Считаю, лучше купить одну дорогую, чем много дешевых. Мне нравятся такие марки, как Мiu Мiu, Рradа, Сhanel. Дико нравится Valentinо, но это психически дорогая одежда. Когда у меня плохое настроение, захожу в бутик Valentinо на Кузнецком мосту и просто меряю эти красивые вещи, которые, правда, мне всегда велики, поскольку шьются на высоких. Но я похожу, посмотрю на себя в зеркало и покидаю магазин в прекрасном настроении. 
МINI: А есть fashion -фетиш? 
ИМ: Да, обувь. На обувь у меня просто психоз. А так не скажу, что я шмотница. К количеству одежды в своем гардеробе отношусь спокойно. 
МINI: Кого вы считаете самой стильной женщиной в нашей стране? 
ИМ: Ну, я очень придираюсь, у меня вообще много претензий ко всем (смеется). На мой взгляд, безукоризненно стильным можно считать человека, который в большинстве случаев одет адекватно ситуации. Дело ведь не в одежде, а в том, насколько правильно она используется. Поэтому навскидку я не могу назвать чье-то имя. 
МINI: К тридцати годам вы своими силами добились очень многого. В чем секрет успеха? 
ИМ: Очень важно распознать свои преимущества и не побояться применить их. 
МINI: А какой будет Ирина Миронова через 10 лет? ИМ: Надеюсь, буду выглядеть лучше, чем сейчас. За последние несколько лет наблюдается такая тенденция - я начинаю себе нравиться. Внешне (смеется). В детстве я себя просто ненавидела. Думаю, через десять лет появятся причины относиться к себе более благосклонно... 

Смотрите также


Статья HARPER’S BAZAR

2001

Интервью ОМ

2001

Интервью ELLE

2001